Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Презентация+ Интервью для ИА REGNUM

«Cтрадание — штука вовсе не обязательная»

Интервью с философом и журналистом Марией Николаевой





В очередном интервью я продолжаю общаться с людьми, которые парадоксально сочетают разные грани культуры, науки, искусства. Мария Владимировна Николаева — профессиональный философ (десятки книг и сотни статей, в том числе в крупнейших академических изданиях), журналист и достаточно известный ведущий групп по йоге и духовным практикам. После крушения Советского Союза проблемы «свободы совести» стали насущными и ещё более сложными для многих. Кажется, что поиск баланса между здоровым скептицизмом и духовной практикой дело крайне непростое. Мы встретились с Марией в кафе, где поговорили о многих любопытных для современного интеллектуала (и не только) вещах. Разумеется, перед нами сугубо частный взгляд. Как обычно я стараюсь минимально править стенограмму интервью, чтобы у читателя сохранился аромат и кофе, и нашей живой беседы о вечных вопросах.


Мария Николаева. Это мы уже что-то записываем?
Дмитрий Тёткин. Пока тишину… А у Вас был опыт молчания достаточно долгого, то есть вы проходили какие-то ритриты? Где нужно долго молчать?

Мария Николаева. (смеётся) Да.

Дмитрий Тёткин. И сколько вы молчали?

Мария Николаева. Максимум три месяца. И несколько раз по два месяца.

Дмитрий Тёткин. После этого даже сложно брать у Вас интервью. Как вы обычно себя представляете, то есть Ваша социальная роль — она всё-таки какая? Потому что Вы много путешествуете, много преподаёте, у Вас в собственной истории были там какие-то драматические приключения. Вы ощущаете себя скорее кем? Обманщиком? Учителем жизни? Преподавателем? Академическим человеком? Поскольку Вы много занимались академической наукой. Или каким-то духовным пиратом? Или борцом? Как Вы себя идентифицируете?

Мария Николаева. (смеётся) Очень широкий выбор.

Дмитрий Тёткин. Но если его сузить. Кто вы?

Мария Николаева. Это называется «стратегия самобытности». И, собственно, я её создала, когда мне предложили вести группу в Юго-Восточной Азии впервые. Турагентство стало предлагать присылать группы, чтобы я занимались тем, что вы называете «консалтинг…». Я попросила их подождать, поскольку я действительно не знала, что я буду им говорить. То есть я могла показать культуру, рассказать, но мне, действительно, была не очень понятна моя позиция. У меня ушёл целый год, чтобы написать книгу «Стратегия самобытности», где я отрефлексировала собственный метод взаимодействия с разными традициями. За годы уже к тому времени странствий.
Дмитрий Тёткин. Вы инициированы в каких-то традициях?
Мария Николаева. Да я бы не назвала это религиозными инициациями. Обычно такие инициации связаны с передачами именно какой-то практики. Это не столько религия, сколько выполнение каких-то действий именно по самосовершенствованию. То есть, здесь мало момента веры как таковой… Так мы отличаем религию от духовной практики, поэтому я ни во что не верю по большому счёту…




Дмитрий Тёткин. Что Вы имеете в виду, это довольно интересное заявление для человека, который…

Мария Николаева. Как я говорю, я ни чему не следую, я всё исследую. То есть любая традиция, с которой я взаимодействию — это для меня такой способ поставить себя в систему.

Дмитрий Тёткин. Ну, вы начинали насколько я понимаю с античной философии, хорошего знания древнегреческого языка?

Мария Николаева. Да. Это было очень давно и как раз в то время шло параллельно с христианством. Действительно, начиналось всё с антиковедения. Можно сказать, что можно разделять форму и содержание. По содержанию моя дипломная работа — о метафизике Аристотеля. Я даже преподавала в Еврейском университете некоторое время.

Дмитрий Тёткин. В Еврейском университете Аристотеля? Необычно.

Мария Николаева. В Еврейском университете — про Аристотеля. Я ещё тогда была студенткой, но они очень заинтересовались моими наработками. И такой семинарчик у меня был на семестр, куда ходили три преподавателя, ректор и самый лучший студент. Один из первых, кстати, опытов преподавания. А по форме тогда я на самом деле была страстной гегельянкой, поэтому я писала про Аристотеля, но весь мой склад мышления…

Дмитрий Тёткин. Но изменяли Аристотелю с Гегелем?

Мария Николаева. Нет. То есть, если мы берём форму и содержания мысли, то содержанием был Аристотель, а вот как я строила своё мышление, так это была типичная диалектическая логика. То есть я постоянно рассматривала всё то с одной, то с другой стороны. В этом смысле Гегель меня очень сильно сформировал. И потом, на самом деле, от этого было очень сложно избавиться в дальнейшем, потому что есть другие системы мышления.

Дмитрий Тёткин. Вы имеете в виду какие-то восточные? А в чём вообще разница? Может быть, это самый банальный вопрос, но всё-таки — могут ли Восток и Запад сойтись? Вы пребывали достаточно долго на Востоке, в том числе в каких-то там достаточно эзотерических, по крайней мере экзотических, пространствах. Чем отличаются Восток и Запад? И какое место занимает Россия в этом пространстве?

Мария Николаева. Россия у нас, конечно, Евразия, это понятно… С местом всё понятно, а вот конкретизировать эту идею достаточно сложно, потому что даже сторонники концепции евразийства выдают такие разные теории, что порой диаметрально противоположные. Для меня здесь был на самом деле разрыв… Ведь я не собиралась в Индию, и вообще меня это не интересовало. Меня туда выкинуло. Как только я получила диплом, меня закинуло в Индию. И всё встало с ног на голову. Действительно, я вернулась через полгода оттуда другим человеком. Это было потрясение. И прежде всего в духовном плане, я бы сказала, менялись приоритеты. Ценностные ориентации — со страдания на счастье. На благодать. Ведь вся русская культура, и христианство, и вообще литература… То есть у нас страдание — это ценность в определенном смысле. То есть человек хороший — он страдает (смеётся) А если не страдает, — то вот, значит, он какой-то…

Дмитрий Тёткин. Подозрительный.

Мария Николаева. Да. И вдруг попасть в пространство, где все радуются! И вообще, сама духовная практика выстроена, в любом случае, как избавление от страданий. В буддизме и в йоге. Избавление от обусловленного человеческого существования, связанного со страданием. Вот этот ценностный кризис он был очень сильный. И инерция была очень долгая. Я даже уже какое-то время стала умом понимать, что страдание — штука вовсе необязательная и где-то вредная, но перестроиться было очень сложно. У «периода плача» инерция была ещё на много лет, прежде чем удалось это не просто переосмыслить, а появились методики. Появились конкретные уже практические средства. Как именно с собой работать, чтобы менять собственную психику, менять существование. Для меня, конечно, Восток был абсолютно трансформирующим. Но после 12-ти в сумме лет — сколько я прожила на Востоке. Дальше пошёл такой крен в другую сторону. У меня стало возникать впечатление, что я действительно слишком туда ушла и начинаю терять какую-то логическую стабильность, серьёзность…

Дмитрий Тёткин. Вы стали скучать по Аристотелю?

Мария Николаева. Да. Я уехала с Бали, когда у меня было всё: и виза ещё на год, и деньги, и так далее. И это было как раз за несколько месяцев до «украинского кризиса». Ещё всё было хорошо, поэтому моё решение о возвращении — оно не было связано просто с какими-то трудностями. Я поняла, что мне нужен баланс: что меня настолько увело на Восток, что мне нужно восстанавливать этот баланс. Тем более что в 90-е в Европу особо не поездишь, поэтому весь мой Аристотель был в сущности абстракцией, это всё книжки были. А в период, когда все начали активно ездить, — меня уже не было в России. Я была в Азии, и я вернулась действительно с целью восстановить баланс и сконцентрироваться на Европе. Мне сильно не повезло, что я вернулась ‑ и тут всё шарахнуло. И валюты и всё… Тем не менее сейчас уже десять стран Европы. В общей сложности полгода пребывания. Я это реализовала. Вышла книга «Восток на Западе», и я действительно уже поставила последнюю точку. Я перестала себя чувствовать человеком с Востока на Западе: в мое последнее пребывание я уже чувствовала себя в своей среде, что я уже нормально себя веду, а не по-азиатски. Хотя поначалу это так здорово проглядывало. То есть для себя я этот баланс восстановила.
Дмитрий Тёткин. А что за практики? Какие практики вы собственно практикуете и чему учите?

Мария Николаева. Прежде всего, здесь всегда есть, вообще в любой системе, есть целостное развитие от физического до духовного уровня, поэтому это не какие-то отдельные техники: либо здоровье поправить, либо, наоборот, только медитировать. Есть целостный интегральный подход, поэтому я работаю как с физикой (асаны), так и с энергетикой (пранаяма), так и чисто с психотехниками, медитативными практиками. И здесь действительно спектр практик у меня получился восточный: от Индии до Китая — примерно это пространство. И очень интересно, что при совмещении практик я стала замечать, что действительно одних и тех же результатов можно добиваться разными техническими средствами. Я стала обращать внимания, что очень многие люди сейчас… Это мода, веяние и, можно сказать, эволюционное направление. У нас сейчас доступно в период глобализации всё. Люди действительно делают то одно, то другое. Они берут то индийскую йогу, то буддистскую випассану, то японское рейки какое-нибудь… Но при этом делают это как-то очень хаотично. И в «Стратегии самобытности» (почему и угрохала целый год) я выделяла принципы, каким образом можно выстраивать саморазвитие в целом, совмещая различные практики. Таким образом у меня выделились принципы «тайминга», «анализа личной структуры», каким образом это распределять во времени и пространстве, чтобы не было перекосов в традициях, чтобы не уходить в какую-то одну религию, чтобы сохранялось основание в себе и самостоятельность.

Дмитрий Тёткин. Вы вообще насколько реалистичный человек? Я так понимаю, что вы часто сталкиваетесь с фантазиями других людей. С, может быть, не всегда адекватным пониманием мира. И как мерить эти неадекватности? В каких попугаях?

Мария Николаева. Да. Сейчас я к этому отношусь уже достаточно спокойно. И вот на самом деле випассана, которую я больше всего практиковала в монастырях, где я сидела по два месяца и молчала, она ведь направлена именно на то, чтобы научиться видеть реальность, как она есть. Это основная цель этой практики. Может быть, именно поэтому меня так поразил балийский менталитет. Но это я всё выработала, как технологию. Вот это всё. Снимать мыслеформы, ожидания, образы. И вот когда сталкиваешься с людьми, обычно здесь работает такой очень простой психологический приём: подсовывать противоположное мнение. Но не от себя лично, как бы отстаивая противоположность. А просто в качестве информации. И здесь, конечно, даже Гегель работает. Почти диалектическая логика! Таким образом, я на самом деле тоже разным людям говорю разные вещи. Зачастую. Вот на консультациях, смотря с чем ко мне пришли. И вот, если человека занесло в одну крайность, то с ним приходится работать по выравниванию, выдавая информацию с другой стороны. А если человек пришёл с этой крайностью, то с ним приходится работать в противоположном направлении. Именно поэтому, конечно, большая часть моего преподавания — индивидуально. На Бали я вообще только индивидуальные консультации давала все пять лет. И здесь это не массовость. Это мини-группы, когда идёт практика, пять-шесть человек, и это важно, потому что я с каждым говорю, то есть мы делаем упражнения, а дальше я вытаскиваю ощущения из каждого, спрашивая, что он чувствует, что с ним происходит при этой технике? Люди наглядно видят, что они делают одно и тоже упражнение, а у них абсолютно разные эффекты у всех, потому что нет универсальных техник! Любая техника начинает вскрывать в человеке совершенно разные какие-то вещи. И вот когда они высказываются, и это становится абсолютно наглядным, то становится очевидно, сколько у людей иллюзий, каких-то личных перекосов. Формат мини-группы здесь лучше всего работает.

Дмитрий Тёткин. Как Вы сами менялись за годы практик, то есть если сравнить Вас нынешнюю с той. Какие были изменения? Ну, будем надеяться в лучшую сторону?

Мария Николаева. Сильно поменялась прежде всего открытость, потому что я была замкнутым человеком. Сейчас сравнительно с тем, кем я была… Коммуникативность, открытость, способность к восприятию — они очень сильно возросли. Во-вторых, состояние. Даже ещё в тех же девяностых это были непрерывные слёзы. То есть, ни дня без слёз. Сейчас я уже не помню, когда я последний раз плакала, наверное, лет пять назад. Да и то по каким-то достаточно возвышенным поводам. Поменялось именно состояние прежде всего. Выработалась ровность. Ситуации по-прежнему остаются драматическими: и взаимоотношения с людьми, и куча каких-то сложных ситуаций. Но если раньше я предпочитала драматизировать ситуации, то есть доводить эмоции, страдания до пика какого-то…

Дмитрий Тёткин. То есть вы были такой прирождённый драматург?

Мария Николаева. А сейчас как раз всё наоборот. То есть, сейчас я не только не драматизирую, но и сквозь все эти ситуации прохожу абсолютно ровно. То есть состояние практически не меняется. И в этом смысле, конечно, можно сказать, что для меня это абсолютный критерий того, что практики работают, потому что такая трансформация не происходит сама собой.

Дмитрий Тёткин. Вы знаете несколько языков, в том числе довольно редкие. И в этом смысле очевидный вопрос: насколько это меняет Ваше восприятие мира? Можете ли Вы сказать, что на санскрите или древнегреческом Вы думаете иначе? И становитесь немножко другой личностью, потому что, насколько я знаю, скажем, собственно в религиозной традиции, считается, что вибрации санскрита отличаются особыми качествами… способными там лечить… и так далее… и так далее… Что Вы об этом скажете? Арабы считают, что Коран ниспослан на арабском языке и он вообще непереводим. У христиан как-то попроще всё. Тысячи переводов.

Мария Николаева. В этом смысле мне не то повезло, не то не повезло… Дело в том, что и древнегреческий, и санскрит — это индоевропейская группа языков с одним общим протоязыком. А потому само изучения санскрита после древнегреческого — это была, конечно, бездна откровений. И даже в связи с русским языком тоже. Я как раз поняла, насколько всё взаимосвязано, и не только в том смысле, что у нас много общих корней.

Дмитрий Тёткин. Вплоть до счёта.

Мария Николаева. Так вот, про языки. Получается, что у меня языки не самоцель и даже не для общения. Древнегреческий и санскрит как древние языки — это как раз те языки, которые изучались для того, чтобы понимать философские смыслы текстов мыслителей, с которыми я работала, поэтому у них была совершенно прикладная функция. И я бы даже сказала, что сам смысл поддержания этих языков после того, как я для себя разобралась…

Дмитрий Тёткин. То есть когда Вы дошли до места, то карту можно сжечь?

Мария Николаева. Да. То есть, я перестаю их поддерживать. Я их постепенно даже забываю в каком-то смысле, хотя периодически мне из текстов приходится что-то вытаскивать. Но профессионал в этих языках — он должен с ними работать ежедневно. Разумеется, я давно уже этого не делаю, то есть они остаются в подсознании, в каком-то бэкграунде у меня. Лежат там и как-то фонят. И это помогает. Но я не переживаю по поводу того, что я их постепенно забываю. Иначе бы я застряла в этом чисто лингвистическом формате. И развиваться в плане практике я просто бы не смогла.

Дмитрий Тёткин. Ну, есть такое из школьных учебников общее место по философии, что в философии там есть «основной вопрос», который по-разному понимается, но или по крайней мере значимый для философа вопрос. Что для вас сейчас значимо, какой вопрос, какая тема? Какие вопросы кажутся значимыми и нерешёнными, или Вы ощущаете себя достаточно просветлённым и достигшим реализации человеком и ничего больше не волнует?

Мария Николаева. Меня продолжает волновать конкретизация, то есть что касается ответа на главным вопрос «Кто Я?» — «Ахам Брахма Асми», то есть «Я есмь бог». В абстрактном виде, в виде просто сильного переживания, это всё было ещё в 2002 году в самолёте Дели-Москва. Точечный момент, когда можно сказать, что я, наконец, всё поняла…

Дмитрий Тёткин. Хорошо, что вы поняли это не в падающем самолёте. Это было бы обидно.
Мария Николаева. Самолёт падал на пути туда. На пути обратно он уже летел. Это, кстати, тоже стимулировало. Самолёт действительно падал, и у нас была вынужденная посадка на военном аэродроме. Но это ладно… И вот вопрос конкретизации. И может быть, я даже «торможу» перед каким-то следующим этапом. У меня выведено вот это Восток-Запад. Абсолютно исследованное пространство. Я его конкретизировала. Сейчас это Я. Будь то Европа или Азия — это Я. То, что я чётко знаю в своём личном опыте: что это за философия, как она работает, что это за культура… И вот сейчас у меня в абстрактном формате остаётся геополитика в целом. Как раз после сорока лет, когда я осела на Бали, я впервые обзавелась картой мира. И вот это пространство более широкое я, действительно, не понимаю. Для меня Америка — это Марс, допустим. Хотя у меня есть там даже ученики — русские эмигранты. Но мне приходится по скайпу! То есть, эти пространства — там конкретики нет! И геополитика, как наблюдения за процессами в мире в целом, последнее время меня очень занимает. У меня нет никакой политической позиции. Я этим не занимаюсь, как активист.

Дмитрий Тёткин. К счастью для мироздания.

Мария Николаева. (смеётся) К счастью для мироздания.


Питерские будни: История философии йоги на YTTC +

Продолжаем продвигаться по исторической канве индийской философии, акцентируя внимание на ключевых событиях в формировании разных направлений йогической практики. Сегодня впервые полный состав из 37 участников, - видимо, активировались перед зачетом в пятницу :) Сегодня разбирались с корнями хатха-йоги, и мне пришлось оперировать англоязычными источниками, но мы справились))) У нас остается по программе только современность, точнее 20-й век, и по крайней мере с картографированием данного предмета всех участников можно будет поздравить!



















Питерские будни: Курсы по подготовке учителей йоги

Я уже анонсировала на YouTube мой курс лекций по философии йоги на YTTC у Анатолия Зенченко - и сегодня он начался. Поначалу при договоренности речь шла о примерно 25 учащихся, но реально по списку оказалось почти 40! Так что мне снова придется вернуться к использованию микрофона, чтобы не слишком напрягаться. Но главная проблема - запомнить всех в лицо, ибо через две недели придется ставить всем присутствующим зачеты, а на 2-часовом экзамене на каждого можно отвести по 3 минуты! Отсюда простой вывод - мне придется понимать, кто что как усвоил, уже в процессе, чтобы как минимум половине поставить зачет по посещаемости автоматом... Ибо моя задача - не привить определенную точку зрения как некое "правильное понимание", а просто проинформировать в широком спектре, чтобы далее каждый мог копать в нужном ему направлении. Фотографии организатор Екатерина Степанова делала с очень практической целью - вот именно для запоминания личностей и соотнесения со списком. Впрочем, как всегда в столь специфической среде нашлись и знакомые - среди будущих йога-тычеров оказался Эдгар Зиннуров, с которым мы обсуждали сотрудничество с прошлого лета, но так поки и не договрились (я вечно за границей). А удивление одной из читательниц моих книг "Так Вы и есть та самая Мария Николаева!" прекрасно дополнино вчерашнюю встречу прямо на улице с одной из бывших учиниц, когда я сначала поздоровалась, а потом стала соображать, где мы раньше виделись... В общем, меня ждет интересный процесс - вот только кататься по утрам в час пик в питерском транспорте непривычно, как правило я перемещаюсь в полупустых маршрутках и метро, а сегодня почувствовала, какая это жесть, смутно вспоминая времена своей работы в гос-университетах и пр.!!!















Питерские будни: Доклад на конференции "Психотехники и измененные состояния сознания"

Как водится, выходные проходят в рабочем цейтноте, и эта суббота выдалась на редкость насыщенной: доклад на конференции, редактура книги с врачом, лекция по сублимации, общение с руководством центра, практикум по даосизму, встреча с владельцем антикафе ПМЖ... Многовато будет - ставлю только конференцию в РХГА, на которой как всегда заправлял Сергей Пахомов (председатель ассоциации исследователей эзотерима и мистицизма), но были также Андрей Всеволодович Парибок (не видела своего бывшего научного руководителя более 10-ти лет) и приехал из Москвы собственной персоной Станислав Панин (секретарь ассоциации давно знаком мне заочно, а встретились впервые), и наконец знакомые все лица - коллега Наталья Николаенко с сыном, который теперь тоже учится в РХГА на психолога, а также врач Андрей Вахрушев, который все и снимал на два фотоаппарата :) В приницпе, на конференцию собрались все "широко известные в узких кругах" личности, и многие докладчики трехдневного марафона были мне знакомы, но из-за занятости я сама никого не слушала - отчиталась и сразу ушла... Доклад "Даршана и алетейя" представлял собой еще осенью написанную статью для сборника "Reunio Mistica", который оказался подвешен из-за кризиса, поэтому решила использовать материал иначе!



















"Обратная связь"+ Физики и лирики, или "О мухе Аристотеля"

Невзирая на дипломную работу по "Метафизике" Аристотеля ("Физику" нам читать НЕ рекомендовали), впервые о казусе с мухой я узнала почти 20 лет спустя от кандидата психологических наук Валерия Соколова во время наших вечерних чаепитий на веранде моего дома на Бали... Про муху пришлось вспомнить, когда я попросила врача Андрея Вахрушева вычитать мои книги по йоге с позиций современной медицины - и сейчас процесс уже идет по второму тексту. К моему глубокому удовлетворению в выдержавшей два бумажных издания книге "Травы для йоги" нашлось совсем немного "мух" и не крупные, причем в основном у моего соавтора-ботаника Юлии Тарасовой, более того врач сам взял на вооружение некоторые рекомендации и благодарил за полезную информацию в целом. А вот в неизданном ранее труде "Аюрведическая духовная практика" предполагается больше доработок, особенно, как я поняла по предварительной оценке, по части перевода терминологии из аюрведической в западную. Впрочем, "авторитетом" вроде Аристотеля здесь выступаю не я как автор новой интерпретации, а Фроули как превоисточник - ведь именно он адаптировал аюрведу к западным стандартам, а я работала уже над переводом его курсов на русский язык, сформировав в данном процессе свою подачу материала. Предвкушая очередную встречу с врачом со множеством новых открытий в собственном тексте, предлагаю для заставки познакомиться с ляпами Аристотеля:

3820369_640px

О мухе Аристотеля

Наиболее одиозной легендой про Аристотеля является утверждение, что в одном из своих трактатов  Аристотель утверждал: у мухи - восемь ног. Причина возникновения этого утверждения не известна. Встречаются следующие версии: 1) в устной форме Аристотель так сказал ученикам которые это записали, 2) из-за ошибки переписчика 3)  напротив, переписчики исправили столь явную ошибку в тексте самого Аристотеля, который отнес муху к восьминогам. Во всяком случае, в русскоязычном варианте трактата "О частях животных" написано:

"У некоторых насекомых, вследствие твердости их глаз и отсутствия острого зрения, передние ноги больше служат для того, чтобы счищать ими падающее на глаза; это заметным образом делают мухи и пчеловидные; всегда ведь они чистятся передними ногами. Задние ноги больше средних в целях ходьбы и для того, чтобы при взлете легче подниматься с земли. У тех, которые прыгают, это еще более заметно, как, например, у акрид и блох, ибо когда согнутые ноги снова выпрямляются, необходимо подняться, чтобы отделиться от земли. Не спереди, а только сзади акриды имеют прыгательные ноги, потому что сустав должен быть согнут внутрь, а в передних ногах ничего подобного нет. У всех этих насекомых шесть ног, включая прыгательные части".

Однако, в том же трактате про мух написано, что у них только 2 крыла, хотя у мухи есть еще пара задних, или ложных, крыльев, именуемых жужжальцами, которые помогают мухе удерживать равновесие при полете. Так что достаточно вероятно, что Аристотель посчитал их за ноги, такая версия тоже озвучена:

Даже очевидные ошибки Философа догматизировались. Так, Аристотелем создана наука зоология, в которой им лично произведена классификация всего животного мира и описано свыше 500 видов насекомых, птиц и животных. Вплоть до середины 18 столетия Аристотель оставался непоколебимым авторитетом со всех научных проблем зоологии. Так, при классификации насекомых Философ справедливо зачислил комнатную муху до осьминогих и ошибочно приписал ей... восемь ног!. Исходя из слов Аристотеля профессора в своих лекциях, а студенты в своих рефератах наделял/ муху парой лишних ног, хотя у нее ног - всего 6. Только Карл Линей в своей классификации животного мира лишил муху ее лишней пары ног, вместо которых отдал ей пару крыл.

В любом случае, похоже, что авторитетнейшее утверждение ходило по головам ученых 2000 лет от Аристотеля (384 - 322 гг. до н. э.) до Карла Линея (1707-1778), который опроверг это авторитетное утверждение.

Источник: По мере изучения природы человеком появилась необходимость классифицировать все живые существа. Впервые такую классификацию провел еще Аристотель, описав 454 вида животных и разделив весь мир на обладающих кровью и нет. Данная классификация просуществовала без изменений до XVIII в. пока ее не модернизировал Карл Линей.

Стоит учесть, что казус с мухой - далеко не единственный у Аристотеля, и другие казусы не менее фантастичны из-за того, что часто Аристотель отдавал предпочтение логике прямому эксперименту (ну мало ли какие аномалии могут попасться в натуре, главное - строгая логическая система), что иллюстрируется не менее легендарным утверждением о том, что число зубов у женщины меньше, чем у мужчины, описанном так же в огромном количестве источников, например:

Древнегреческий философ Аристотель считал, что молочные зубы ребенка формируются из затвердевшего молока матери и что у женщины меньше зубов, чем у мужчины. К такому выводу он пришел, пересчитав зубы лошадям: у жеребца их действительно больше, чем у кобылицы. А потому решил, что это верно для всех самок и самцов. Будучи дважды женатым, Аристотель так и не удосужился проверить свою гипотезу. Он же утверждал, что у мухи – восемь ног. И долгое время европейские ученые мужи не ставили это под сомнение.

Вот еще некоторые ляпы Аристотеля, которые можно увидеть в русскоязычном варианте трактата "О частях животных": <...>

Слепая вера в авторитет зачастую бывает абсурдной. К примеру, ярым последователям (если бы таковые в наше время еще остались) великого немецкого философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, утверждавшего, что он «достиг абсолютного знания», и с апломбом уверявшего, что в нашей Солнечной системе не может быть более семи планет, пришлось бы отрицать все открытия астрономов.

Надо сказать, что многие авторитетные ученые порой заблуждались в самых простых вещах. Так, гениальный Аристотель полагал, что у женщин меньше зубов, чем у мужчин. Несмотря на то, что он был дважды женат, великие дела не оставляли времени на то, чтобы проверить такие мелочи. Кстати, тот же Аристотель написал, что у мухи восемь ног, и много веков европейские ученые не ставили это его утверждение под сомнение, хотя, казалось бы, что проще — поймать муху и посчитать ноги.

Источник: http://www.scorcher.ru/art/science/methodology/aristotel2.php

Питерские будни: Памятник Сократу или Марксу?

Небольшое лирическое отступление - вчера философ Наталья Николаенко поведала об обнаруженном ею памятнике без таблички, который она считает изваянием Сократа, тогда как по усам и бороде он больше смахивает на Карла Маркса. Правда, гений революции не ходил по снегу в шлепанцах, но его могли адаптировать под рабоче-крестьянское происхождение... Если кто-то предоставит достоверную информацию со ссылкой на источники (догадки не котируются), будем премного благодарны :) Фото двух философов для опознания того, который каменный -

socrat

Оказалось - Св. Петр :) Изначально у него были в руках ключи от города, потом отломали...

petr

Мемуары+ Два года санскрита - профессор Валерий Исаевич Рудой

Как некогда я внезапно обнаружила по поисковику, что еще годом ранее ушел из жизни руководитель моего первого диплома по онтологии ("науке о бытии") Алексей Григорьевич Черняков, так сегодня утром случайно краем глаза заметила в сети сообщение о кончине Валерия Исаевича Рудого еще в 2009 году! Просто полезла в поисковик посмотреть ссылки на Абхидхармакошу для ответа на письмо Ксении Ситник, а именно он являлся переводчиком этого многотомного трактата. Собственно, он самолично преподавал санскрит на кафедре индологии в РХГА, который я осваивала на его уроках дважды в неделю целых два года в далеких 2001-2003 гг. Мой переход на другую кафедру происходил достаточно драматично, но это отдельная история... Вообще, поразительно, что исчезновение людей из жизни происходит так незаметно даже в случае известных личностей, которые сыграли некую роль в моей судьбе.

RUDOY+

А теперь немного об индологии как "страноведении" и востоковедении вообще - почему я вернулась к философии как таковой, благо есть повод вернуться к этой теме. Конечно, в соверменном мире философия не преподается в чистом виде как мышление о мышлении, а любое университетское образование превращается в той или иной мере в историю философии. И хотя по первому диплому у меня специальность "онтология" - "наука о бытии", дипломная работа была написана как анализ "Метафизики" Аристотеля в применением гегелевской диалектики в качестве методологии. Однако мое поступление на кафедру индологии для получения второго высшего образвания было опрометчивым поступком (особенно если учесть платность образования, на которое я зарабатывала тяжким трудом редактора поочередно в трех других гос-вузах). Да, отказывается философ долбить географию с экономикой и прочие дисциплины в рамках "страноведения" вместо созерцания "чистого бытия" в реальности, как она есть :)

В итоге, после второго курса я перевелась снова на кафедру философии, где и защитила дипломную работу по йоге. А руководителем такой работы Валерий Исаевич Рудой даже сам не брался быть, ибо при всех академических познаниях он НЕ был практикующим йогом. И для меня это решало все! Аналогичным образом не сложилась попытка оформить соискательство в РАН, введя йогу в область "этнологии", под руководством известного востоковеда Маргариты Федоровны Альбедиль, которой понравились мои книги о Рамане Махарши и Свами Вивекананде, так что она содействовала моему научному изданию в "Петербургском востоковедении". Но уже подав документы, я просто уехала с концами в Индию... Как бы то ни было, я премного благодарна специалистам, приложившим усилия к моему образованию, которые не пропали даром, полагаю. Хотя для меня самой духовная практика как восточная философия неукоснительно доминирует над общим востоковедением, занятым культурой народов.

Балийские будни: Целебные травы в саду знахаря

И вторая балийская неожиданность сегодня - незапланированный заезд к известному местному травнику Кетуту Сандиясе, а точнее в его сад под названием "Вахана Лестари" в поселке Сигакерта возле Убуда, где выращиваются на продажу всевозможные целебные травки. Сад похож на таковой в "Пури Дамай" у целительницы Ибу Даю, но там я обычно была занята йогой, а здесь в центре внимания оказался именно сад. Целебные травы я всегда старалась фотографировать во всех ботанических садах, чтобы отправить снимки на определение своему соавтору-ботанику. Многое может пригодиться в качестве иллюстраций для переиздания нашей книги "Травы для йоги", поскольку система Бали-Усада имеет изрядную зону пересечения с Аюрведой. Разумеется, здесь выкладываю только несколько примеров разнотравья, тем более что целебные травы обычно на вид довольно невзрачные и эстетически не впечатляют.

+0

+1

+2

+3

+4

+5

+7

+8

+9

+10

Мемуары+ Воспоминания о научном руководителе (15 лет спустя)

«Пишите несовершенные тексты!» (А. Г. Черняков)

Упомянула в предыдущем посте своего научного руководителя Алексея Григорьевича Чернякова - и была потрясена, обнаружив при запросе в поисковике, что он ушел из жизни еще год назад!

Хотя немало стараний к побуждению меня писать философские тексты приложил еще Константин Семенович Пигров начиная с 1991 года, все же самые ранние пробы оставались еще слишком поэтичны и лаконичны. Когда же я поступила в ВРФШ (http://www.srph.ru), где училась в 1992-1996 годах, лекции Чернякова проходили в моей индивидуальной программе красной нитью, и к дипломному году я попросила его стать моим научным руководителем. Выбор был далеко не случаен - мои интересы заключались в штудировании «Метафизики» Аристотеля на древнегреческом, а лучшего знатока трактата в оригинале было трудно найти, да и многое было проделано мною в рефератах и на консультациях в первые годы - уже было взаимопонимание.



Что пишут в некрологе? Гораздо больше, чем я знала - перечитываю с пиететом:

«14 июля 2010 г. в Санкт-Петербурге скоропостижно скончался русский ученый и философ, доктор философских наук, доктор философии Свободного Университета в Амстердаме, один из лидеров возрождения философского образования в России Алексей Григорьевич Черняков. А.Г. Черняков закончил математико-механический факультет СПбГУ, занимался теоретическими и прикладными вопросами математики, работал в Ин-те Социально-экономических проблем РАН, где защитил кандидатскую диссертацию, параллельно он увлекся филологией, изучал древние и новые языки, многими из которых он прекрасно овладел. Постепенно интересы его все больше сдвигались в сторону гуманитарных наук и философии. Он сумел получить прекрасное образование в европейских университетах, учился в Великобритании (Кембридже), в Голландии, где затем защитил докторскую диссертацию по философии (которая тогда не была признана в России), затем защитил докторскую диссертацию по философии в Москве в Российском государственном гуманитарном университете...» И далее -

Некролог в "Русском журнале"
Некролог на сайте СПбГУ



Вообще, хотя я пишу свои «сочинения» с дошкольного возраста, поэтический период юности настолько сформировал мой стиль, что перейти к философскому дискурсу было очень сложно. Мои многолетние штудии философских классических трудов позволяли мне погрузиться в текст (марафоны до 18 часов в сутки позволяли мне всецело «вживаться» в такие трактаты как «Критика чистого разума» Канта, «Наука логики» Гегеля и пр. - я в буквальном смысле даже спала с книгами), но никакое ясное и отчетливое видение сути дела не помогало преодолеть барьер «несовершенства». Все написанное казалось мне «не то и не так», поэтому я писала и выкидывала, опять писала и опять выкидывала... Но ведь нужно было написать-таки диплом!

Была некая стадия, на которой мне было проще говорить - я приходила на еженедельные встречи с Черняковым, где произносила длинные сложные монологи на основе своих конспектов и размышлений, но когда он просил: «Так вы теперь все это напишите!» - вымучивала с абзац... Настала критическая фаза, когда он почти отчаялся и заключил следующее: «Вы очень умная, у вас прекрасная интуиция, но ведь это еще не повод давать вам диплом!» Впрочем, он сам нашел радикальный выход, как переломить мой психологический барьер перед текстом. В одну из встреч он вдруг решительно потребовал «ПИШИТЕ НЕСОВЕРШЕННЫЕ ТЕКСТЫ!»

Это была осенизма - после снятия оценочности текст стал создаваться с такой скоростью, что Черняков почти не успевал вычитывать за мной новые главы, а в итоге по объему перевалил за необходимый для дипломной работы едва ли не вдвое... Разумеется, он вовсе не просил меня «халтурить», прекрасно понимая, что я и не смогла бы этого сделать. Просто в моем разуме был нагнетен уже такой концентрат мышления, что он стал просто «выпадать в осадок». Так был создан мой труд «Категория привходящего и выражение «привходящим образом» в Метафизике Аристотеля», сокращенный вариант которого стал моей первой печатной статьей, а краткое название вынесено на обложку двухтоммника, где собраны все мои философские труды.

Вообще, в ВРФШ сложился тогда прекрасный коллектив преподавателей, да и весьма интересный контингент студентов, - но пора на сегодня прекратить предаваться воспоминаниям :-(

См. в Википедии: Олег Михайлович Ноговицын; Андрей Всеволодович Парибок и др.

Мемуары+ Еврейский университет (17 лет спустя)

«Евреи, евреи – кругом одни евреи...»

Спрашивают, почему при включении христианства в анализ духовных традиций, я почти не затрагиваю иудаизм с исламом. Несмотря на достаточно широкий культурный спектр, я очень разборчива, да и не пишу о том, что мне не известно на личном опыте практики. Если христианским духовным деланием я занималась много лет параллельно с изучением классической западной философии, то иудаизм с исламом не вошли в практическое русло.



А вот «ученые» связи с иудаизмом у меня были в самый ранний период развития. Сейчас набираю в поисковике «петербургский еврйский университет» - и с удивлением узнаю, что он никуда не пропал, а ныне называется «институт иудаики» и даже выдает дипломы государственного образца. Я там преподавала в далеком 1994-м году почти сразу после его основания среди множества альтернативных вузов, да и сама училась в аналогичном.

Штудируя древние языки и философские трактаты в оригиналах, помимо всего прочего я вычитала всю «Метафизику» Аристотеля на древнегреческом. Слава о моих «подвигах» распространялась среди преподавателей, и когда ректор еврейского университета решил ввести у себя знакомство с греческой философией, то меня порекомендовали как ведущую спецсеминара на один семестр. Так я оказалась вхожа в неведомую мне еврейскую среду.

Состав моих слушателей был примечательным: ректор Илья Дворкин явился на первое занятие, удовлетворенно отметил высокий уровень моего философского дискурса... и укатил куда-то в Европу, повелев записывать мои лекции на диктофон. Помимо него ко мне ходили... два преподавателя и «лучший студент», поскольку семинар сразу решили сделать закрытым, признав его слишком сложным для восприятия обычных учащихся...

Некоторая «обратная связь» от евреев тоже фонила – так я познакомилась с философией Маймонида, а современный мыслитель Мартин Бубер некоторое время держал меня под сильным впечатлением. Разумеется, многое было легко воспринимать, поскольку Ветхий Завет вошел в христианскую традицию, а древние иудейские философы были знакомы с трудами своих греческих коллег. Но именно поэтому иудаизм «терялся» в этом контексте.

Не умаляю значение иудаизма, но вернуться к нему, видимо, мне не суждено, как отошло в «прошлую жизнь» и христианство. А вот ислам – служащий продолжением этой линии в культурной преемственности – скорее наоборот, будучи ранее тотально чужд, все более привлекает мое внимание (см. пост 1 сентрября). За ним, несомненно, большое будущее в глобальных масштабах, и не считаться с ним нельзя – хотя бы в плане взаимодействия.

Но вот что интересно – когда смотришь на политическую карту «арабских революций», происходящих сейчас в мусульманских странах северной Африки и ближнего Востока, то Израиль оказывается едва ли не в самом центре этих событий со своей особой миссией. Не берусь углубляться в политику (не философское это дело:-), просто отмечаю факт: такова реальность. А докатиться до нашей мусульманской Индонезии она может – и очень скоро.

+ Судьба сводила меня в Азии с колоритными личностями еврейской национальности, так что этот народ, рассеянный по миру Господом, воистину вездесущ, если присмотреться...

Для более полной картины – несколько ссылок на обзоры:
1) Петербургский институт иудаики (еврейский университет) –
http://korochka.ru/universities/spb/pijs
2) Иудаика и высшее еврейское образование в Санкт-Петербурге –
http://www.lechaim.ru/ARHIV/229/tantlevskiy.htm
3) Высшее образование в области иудаики на постсоветском пространстве –
http://www.kehila.ru/article/?32